Размышления о вопросах бытия в стихах, рассказах и сказках волонтеров нашей команды

Белая дверь

Серёжа, это ты нарисовал? – учительница остановилась, вглядываясь в его рисунок.

Учительница рисования была любимой учительницей Серёжи. Она была немного строгой, но смотрела на него такими внимательными глубокими глазами, и от доброты, которую Серёжа видел в этой глубине, ему становилось хорошо и радостно на сердце. И ему хотелось рисовать, время на уроках рисования пролетало мгновенно. У всех других учителей Серёжа слыл почти двоечником и непоседой. Его ругали, делали замечания, но всё без толку. Он слышал дома, как ругаются мама с отчимом, и уже привык не обращать внимания на взрослых, которые не понимают важных вещей, таких как посмотреть в глаза другому и увидеть его настроение, не обвинять, а просто почувствовать. Не умеют этого взрослые, а вот она, учительница рисования, умела. И он бежал на уроки рисования и рисовал старательно, вдохновенно своими самыми дешевыми красками, которые только смогла купить ему мама.

У Серёжи была неблагополучная семья, так это называли. Мама жила с отчимом, который выпивал частенько, денег не хватало, к тому же у Серёжи был ещё маленький братик. В доме покоя почти не было – мама часто плакала, ругались с отчимом. Серёжа жалел маму: она бегала как белка в колесе – отвести маленького братика в ясли, потом на работу, домашние дела. Серёжа ходил в школу сам – считался уже взрослым. Он старался не мешать взрослым, но отчаянно жалел их: отчим то пьяный, то мучающийся чувством вины и не находящий себе опоры в жизни, по сути добрый человек. Мама тоже хорошая, но замотанная и не понимающая, как ей сладить со своими мужчинами. Часто были моменты, когда Серёжа своей детской мудростью знал, что вот сейчас ей надо бы просто обнять выпившего папу Диму, уложить его спать, и он успокоится, и завтра всё будет хорошо.

Но мама начинала плакать, обвинять, жалеть свою несчастную жизнь, которую загубил папа Дима, и разгорался очередной скандал со взаимными обвинениями и непониманием. Папа Дима был такой несчастный, и мама тоже. Серёжа уходил в свою комнату и плакал под одеялом от мучительной боли за них, таких любимых им, хороших, родных и мучающих друг друга людей.

В этот день Серёжа домой бежал вприпрыжку. Учительница при всех похвалила его, взглянула на него добрым долгим взглядом, и такие радостные искорки были в её глазах, когда она рассматривала его рисунок, что Серёжа почувствовал, что он действительно обрадовал её. И он был сегодня самым счастливым мальчиком на свете. Благодаря ему глаза учительницы, внимательные, обычно немного грустные засветились неподдельной радостью. Она гордилась им, радуясь тому, как красиво, нежно и тонко получилось у него нарисовать эту розочку, которую они сегодня учились рисовать всем классом…

Учительница сама была художницей и, занимаясь с детьми, тонко чувствовала всякое дуновение таланта в работах её учеников и радовалась этому. Рисунок Серёжи был помещен на доску с лучшими работами учеников школы.

Дома Серёжа был один. Родители вернутся к вечеру. Но его необыкновенное счастливое настроение требовало выхода. Ему хотелось сделать счастливыми маму, папу Диму, всех людей на свете, ведь он умеет, ведь сегодня у него это получилось с любимой учительницей рисования. И тогда, может, родители будут смеяться и не станут ругаться и плакать.

Он помнил, как в пылу ссоры и обвинений, мама говорила сквозь слёзы отчиму: вместо этой водки ты мог бы купить мне хоть какой-нибудь цветок, хоть ромашку, хоть розочку, но ведь нет, ты обо мне совсем не думаешь и совсем меня не любишь.

И Серёжа вдруг понял, что он сделает: совсем недавно в комнату родителей поставили новую красивую гладкую белую дверь. На ней были едва заметные разводы – дверь была под белое дерево. Маме она очень нравилась, мама истратила на неё почти всю свою зарплату, и они месяц жили экономно.

Серёжа достал краски и приготовился рисовать.

Он нарисует маме большую красивую розу, он теперь это умеет, и у мамы будет цветочек, которого она так хотела. Который никогда не завянет. Но краски растекались по поверхности, и нарисовать не получалось…

Когда мама вернулась домой с работы, усталая, ведя за ручку маленького братика, первое, что она увидела, включив свет в коридоре, – огромную розу, занимавшую треть нижней части их новой двери под белое дерево. Нарисована она была несмываемыми маркерами – ярко-красным и ярко-зелёным.

Выбежал навстречу счастливый Серёжа: мамочка, посмотри, что я… - он не договорил, глядя в глаза матери. Их выражение было непонятным для него. Мама… - тихо позвал он.

А она, увидев напрочь испорченную дверь, уже готова была выплеснуть всю волну гнева, что мгновенно поднялась внутри, и уже даже вдохнула воздух, но ругательства застыли и не обрушились на голову маленького семилетнего человечка – взглянув в глаза сына, она вдруг почувствовала что-то и вместо гнева разразилась бурными отчаянными слезами, сползла по стене рядом с дверью и плакала, гладя нарисованную розочку. Мамочка, - Сережа сам уже тоже плакал, - я хотел тебя обрадовать, я тебе её нарисовал.

Она притянула его к себе, обняла сквозь слёзы: успокойся сыночек, я плачу от радости, мне давно никто не дарил цветов…

В этот момент в квартиру, пошатываясь, зашел папа Дима. Виноватый его вид и нетвердое ощущение говорили сами за себя – он опять выпил. Мама подняла на него заплаканные глаза. И вот небывалое явление: улыбнулась, чего никогда не бывало в его адрес, когда он был нетрезвым. А папа Дима, шатаясь неловко достал из под пальто живую розу… : Вот я тут… И мама опять расплакалась…

Серёже показалось, что это самая красивая роза на свете. И мама не стала ругаться в этот вечер, не стала больше плакать и обвинять, она была такая тихая, мирная, уставшая, но как будто что-то понявшая и про себя, и про своих непутёвых мужчин…

 

А Серёжа вырастет и станет художником, он уже это твёрдо решил. Хорошим художником.

 

 

Про КРАСОТУ так хочется сказать

 

  Столько горечи и страхов в душе у всех живущих на ЗЕМЛЕ.

 

  А КРАСОТА ПРИШЛА
  
Мы суетимся, причитаем и жалобы везде

 

  А КРАСОТА ПРИШЛА
  
Там плач детей, там голод и война на территории земли

 

  А КРАСОТА ПРИШЛА
 
Она прорвалась чрез пелену преградить и горечь разочарований
 
И расцвела Весенним  САДОМ на ЗЕМЛЕ

 

  А КРАСОТА ПРИШЛА!

                                                           Галина Бодня 

 

    Вселенная, лёжа в кармане моём, молчала,

 Но слышны в молчании том

 Лавины, обвалы, шум ветра, цунами

 И всё, что когда-нибудь сбудется с нами.

 

      Омою дождями, укрою снегами,

 Укутаю в пух облаков

 И сердцем согрею, очищу слезами,

 Ведь всё, что есть в мире – Любовь…

 

    Тебя создавала, тебя я растила

 И семя Любви положить не забыла.

 Но час не настал… и в кармане моём

 Вселенная дремлет младенческим сном…

                                          Ольга  Иванова          

  

ТЕМА " ВЫБОР" 

 

 

О выборах и о себе. Родина

 

Была Отчизна у меня.                                           Ich hatte einst ein schönes Vaterland.

могучий дуб там рос высоко,                                 Der Eichenbaum wuchs dort so hoch,

фиалки с нежностью склонялись.                          Die Veilchen nickten sanft

Tо было сном.                                                        Es war ein Traum.                 

Mеня там по-немецки целовали,                             Man küsste mich auf deutsch

и говорили на родном                                             und sprach auf deutsch

(поверить можно лишь едва)                                  (Man glaubt es kaum

как дивно зазвучало «Тебя люблю».                      wie gut es klang) das Wort „ich liebe dich!“

Tо было сном.                                                        Es war ein Traum.

                                                                                                                              Г. Гейне

    Когда я спросила у учеников, что они ассоциируют с понятием Родина, то сначала они назвали достаточно стандартный набор: родной город (достопримечательности, Санкт-Петербург, мосты, соборы, болота, туман) — природа, язык, традиции — школа — семья, друзья, учителя — чувство защищённости, дом. Россия — «Россию, вы воспринимаете от Калининграда до Камчатки?» - «Нет. Берёзы, Путин» - знакомое пространство.

       Потом, они сказали, что это Жизнь. «А что для вас жизнь?» - «Семья, друзья, работа, путешествия — движение - взаимоотношения — сфера, связи, в окружающем которые мы развиваем в разных действиях — поток времени — я-во времени и пространстве как центр — развитие — бесконечность — дом.

           Мы смотрели до каких границ и в каких масштабах мы воспринимаем Родину. Дом, улица, город, район, страна, Планета, космос. Представить себе, что Планета Земля — это твоя Родина мои ученики могут, но привычнее, что знакомо, что греет. Одна девочка сказала, что её Родина — Япония, хотя она там никогда не была, но эта страна для неё комфортна, безопасна... Говорили мы, или по крайней мере пытались, по-немецки.

          Наш разворот темы вертелся вокруг «чужой», «чужбина» и «родной». Оказывается, многое для нас в, казалось бы, привычном может стать чужим. Например, для некоторых выставки в Эрмитаже чужие, не связаны с Родиной, хотя Санкт-Петербург таковой считают.

       Возможно, не видится и не чувствуется связи в наших действиях, событиях вокруг нас, воспринимая окружающий мир, отчуждённым от себя, ученики живут дискретностью, отдельными отрезками времени: урок – свободное время и пазлами событий: учёба – отдых хобби. Как будто вдохнули побольше воздуха, добежали – замерли, а теперь можно отдохнуть. Так и превращаем плавный, цельный поток времени в прерывистое дыхание выдыхающегося спринтера. А ритм сердца, который бьётся в унисон с Родиной и от того сЧАСТлив, мы не слышим,  или лишь в промежутках, когда отдышались и выбираем, куда бежать дальше.

        И этот выбор дальнейшего уже делается не из цельности нас и в нас, красоты перспектив будущего, а из эмоций по поводу не комфорта в существующем. Зачем лететь куда-то или осваивать новые пространства, когда трубы текут, зарплату не выплачивают или семейный быт никак не может наладиться. Так нет же цели, идей, мечты и перспективы! Тогда всё равно в какую сторону бежать. Словно по «Алисе в Зазеркалье». Если бы такие мысли были только у взрослых. Наши дети впитывают пессимизм взрослых быстрее — они неотчуждены, хотя многие говорят «всё равно». Лень действия, чувства, мысли, поиска смыслов, осознания сути засасывает. Подходишь к такому пространству, а там болото, прямо как по клише: «Санкт-Петербург построен на болотах». Нет! Ровно потому мы их в себе преодолеваем. Вечный экзамен нашего пространства, чтобы Стать Я!

         Поэты, художники, дипломаты, остро чувствующие среду, начинали свой творческий разбег в пространстве строгого стройного северного города... А может это тоже один из мифов? И здесь происходил определённый катарсис, импульс, чтобы выйти в новый виток развития, перейти на другой масштаб. Поэтому и не ощущали себя многие в комфорте, как дома, а проживали внутренний накал, струну, натянутую, чтобы зазвучать в невидимом оркестре. Но Дом — это там, где ты находишь силы, условия для роста. Среда, которой ты не чужд, и она на тебя реагирует. Значит, и масштабы у каждого человека будут разные.

         Действенность этого Шествия по Пути в Доме и Домом — не пишется «из Дома» и «в Дом», потому что он везде, где ты, - можно увидеть, когда состояние чужеродности пространства и времени уходит, а всё во всём разворачивается разнообразием возможных вариантов. Выбор - не мука творчества от попытки просчитать, а что дальше и кто умеет бежать лучше, чтобы пристроится за ним, а естественный процесс, раскрывающий новые проекты в более высокой и масштабной стратегии Бытия.

 

Светлана Михалёва 

 

Выбор мечты или мечта как выбор

 

Любим ли мы мечтать?

Из опыта проведённых тренингов, занятий на тему мечты могу сказать, что мечтать нам сложно. Большинство из нас сразу закрывается, боясь, что другие узнают о его мечтаниях, и выдают общие фразы, зачастую мало трогающие как самого мечтающего, так и окружающих. А ведь наше окружение - это возможные помощники в реализации нашей мечты.

Почему же мы так реагируем на просьбу помечтать?

Многие из нас слышали надменно брошенные фразы типа "мечтатель нашёлся", "всё это твои фантазии". И правда, никто из нас не хочет быть пустобрехом или выглядеть таковым. Вот мы и заменяем наши мечты на желания того, что одобряет социум. И, конечно же, о чём нам мечтать, в красках показываю по телевизору: пальмы, пляж, красивые девушки и мужчины, яхты, шикарные машины, много денег и так далее, и так далее, и так далее. Просто рай на земле. Можно об этом мечтать? А почему же нет-то? Хотя для многих из нас достигнуть этого очень сложно. И так как наши желания не соответствуют нашим возможностям, мы очень быстро впадаем в депрессию, потому что у меня этого нет, а ведь очень хочется.

И что же будет, когда вы достигните всего перечисленного выше?

Вот так и римляне в свое время достигли всего. Возлежали на ложах, пировали, купались в роскоши, дальше пошёл разврат... И где теперь Помпеи, где Римская империя? Осталось только имя нарицательное. Так как у многих варваров была мечта - жить как римляне - они и завоевали Рим или, во всяком случае, разрушили Римскую империю.

Так зачем же нам нужна мечта?

Сразу оговорюсь, что мы ничего не будем говорить о фантазиях. Все помнят знаменитый персонаж с оленем, на голове которого вишнёвое дерево. Такого быть не может - это фантазия. Написала и задумалась, а вдруг найдутся генетики... Видите, сколь тонка грань между мечтой и фантазией?

Мечта - это свободный полёт мыслей, не обременённый нашими комплексами, страхами, несовершенствами, отсутствием возможностей и так далее. Одной из задач мечты можно считать: поиск новых перспектив. Помните римлян, они всего достигли, у них не было перспективы.

Мы никогда не дойдём туда, где не побывали наши мысли.

Но мечта - это не только мысли, это ещё и МЕЧ. Когда ты собираешь всю свою волю и готов бороться за реализацию своей мечты. Пока ты не готов - это не мечта, это всего лишь мысли по поводу.

Если у тебя уже есть мечта, определи, на каком этапе реализации мечты ты находишься:

1. Допускаю, что это возможно.

2. Надеюсь, что так будет.

3. Намереваюсь её исполнить (Намериваю, конкретизирую, мечта становится измеримой).

4. Верю, что мне (нам) это по плечу.

5. Разрабатываю стратегию, проект реализации мечты.

6. Действую.

Я увидела такие этапы, возможно, вы увидите какие-то дополнительные.

И ещё. Было бы наивно думать, что если я не буду мечтать, ставить цели, достигать их, жизнь оставит меня в покое лежать на диване или под пальмой. Если я не эволюционирую по доброй воле, жизнь выставит мне счёт в виде бесконечной череды проблем, преодолевая которые мне всё равно придётся преображаться, расти, развиваться.

Я ВЫБИРАЮ МЕЧТУ. 

                                                                                                       Любовь Клюева

 

Таков план …

 

 У лифта собралось трое.

Каждый раз, выходя из своей комнаты и направляясь к лифту, никто не знал, с кем сегодня встретится, и куда отправится лифт, который мог двигаться вверх-вниз, влево-вправо, туда-сюда угодно.

Это было необычно-привычно для обитателей Дома. Необычно для тех, кто впервые оказывался в Доме и когда-нибудь подходил к дверям лифта.

Того, кто первый раз, ничего не подозревая стоял у лифта, можно было определить сразу. Но те, кто пользовался лифтом каждый день, подходили к нему и дожидались совсем иначе.

Вообще в Доме было много лифтов. Полного количества никто не знал, но, просыпаясь, все точно знали к какому лифту идти сегодня.

«Итак, мы едем втроём», - подумал каждый и проникся тем, кто будет попутчиком.

Надо сказать, что внешность для жителей Дома не была чем-то постоянным. И потому в один день Стремительность могла выглядеть весёлой мотоциклисткой с развевающимися волосами, в облегающем кожаном комбинезоне и шлемом в руке.  А при следующей встрече оказаться управляющим компании  в отлично сшитом костюме с безупречной стрижкой. Каждый был волен выбирать образ, который в этот день помогал себе и другим в общем деле.

 Наконец, лифт подошёл.

У него было немало особенностей и первая это насколько широко открывались двери. В зависимости от этого в лифт можно было зайти одновременно всем или по очереди, тем самым задавались условия поездки.

Что ж, двери раздвинулись на ширину входа одного. И первой вошла Она. Возможно, это нужно было бы объяснять тому, кто собирался ехать в первый раз, но сегодня новичков не было.

Прожив друг друга, настроившись, дождавшись лифта, пропустили первой Доверие. Сегодня оно было загорелой девчонкой в ситцевом сарафане, лёгких сандалиях на босых ногах, с чуть выгоревшими на солнце волосами и прозрачными смеющимися глазами. Она пришла из лета.

Было бы удивительно не пустить Доверие первой. Она вбежала, заполнив собой пространство сразу, и будто сразу стало светлее.

 Второй зашла Своевременность.  Это был молодой человек лет 30-ти, среднего роста с лёгкой пружинистой походкой, в элегантном костюме, о котором говорят «сидит, как влитой».

И было так естественно, что он вошёл между первым и третьим, неся незримый баланс. Не раньше, но и не позже.

Последним должен был войти тинэйджер лет 16-ти, стоявший со скейтбордом подмышкой и слегка притоптывающий ногой в такт музыке, звучащей из наушников только ему.

Пропуская остальных, он опустил скейт, встал на него, приготовившись въехать (кто бы сомневался, что Скорость иначе появится в лифте!), как вдруг его опередила маленькая девочка, невесть откуда взявшаяся и вскочившая на шаг раньше Скорости.

Сказать, что это вызвало удивление? И да, и нет.

Нет потому что недоумения и непонимания здесь просто не водилось. Всё, что происходило, было зачем-то  и уж в такой компании, где была Своевременность, всенепременно промыслительность  происходящего будет явлена.

Да звучало любому изменению, как условию и возможности.

Итак, маленькая девочка И. Скорость лихо закатилась, и дверь лифта бесшумно закрылась.

 Доверие Своевременность И Скорость. С этого момента по условиям они становились командой. Неважно, что осталось за дверью, и каким ты к ней подошёл. Насколько сейчас ты сможешь влиться и ярче проявить себя, настолько точнее будет выполнена общая задача, поставленная перед командой. Это не является соревнованием, скорее приКЛЮЧением, когда от каждого зависит так вложиться, чтобы дверь лифта открылась именно там, где заповедано.

 Исследователи? Можно сказать и так.

Все четверо ещё раз проживали друг друга, и до всех доходило, что маленькая девочка И это юная Истина. Её не сразу узнали. В Доме всё время происходили изменения, и Истина недавно переехала на другой этаж. Ещё не все с ней познакомились заново. «Что ж, будет повод»¸ – сказал себе и другим каждый. Мысль полезная для всех становилась общей.

Лифт бесшумно двинулся, набирая скорость, выбирая направление. Каждый настраивался на оптимальность пути и проживал своё место в общем, как вдруг лифт резко дёрнулся и начал стремительно падать.

Условия условиям рознь и такого прежде не случалось. Чем быстрее нёсся лифт, тем шире распахивались глаза Доверия. Они смотрели на каждого, проникая и ОбВОЛакивая, и происходило неВЕРоятное. Доверие выходило за границы лифта, заполняя собой всё вокруг, насыщая Образом ВОЛи. Воли поддерживающей, ведущей, проникающей насквозь так, что никакой страх даже капелькой не мог просочиться.

В этот момент Своевременность данной ему возможностью раскрыл Миг Времени.

В этот Миг каждый провидел общий путь и СВОй путь в Едином ВРЕМЕННом потоке.

И настал Момент Истины Миг Времени схлопнулся, и молниеносным движением Скорость нажала кнопку СТОП.

Парадокс: Скорость, применившись собой, остановила всё Истекло одно время и родилось новое.  СТОП запустил новый отсчёт.

Лифт, резко заМЕРший, изменив направление, стал набирать ОбОроты или ОбОТОРы?

В точно ОтМЕРенный  срок лифт широко распахнул двери знак того, что команда вместе, совершив виток, вышла на следующий уровень.

 Доверие Своевременность Скорость.

Таков план

 

P.S. Вы не находите И?!

Ольга Жуковская

 

 

Четыре четверти пути

 

Но зачем-то ему очень нужно пройти

Четыре четверти пути!

В. Высоцкий

 

     Кто не слышал эту песню Владимира Высоцкого? Драматическая история устремления (Он не вышел ни званьем, ни ростом, ни за славу, ни за плату), преодоления (на свой необычный манер), противопоставления героя (он по жизни шагал над помостом) и не героев (из партера глядели уныло лилипуты, лилипуты - казалось ему с высоты).

     Гениальность песни в том, что, вслушиваясь в неё, можно складывать и складывать разные смыслы, но на то и авторское право пишущего – я хочу поговорить о пути. О пути, на котором каждый без исключения герой, будучи Человеком.

     И для начала уберём драматизм, … опустив канат на землю. «И что это будет?» - спросите вы, поскучнев. Урок физкультуры в детском садике – вот что это будет. Но мы с этого начинали когда-то, играючи преодолевая. Не страшно оступиться, видишь начало и конец, а дальше знай наращивай скорость. И даже в таком, казалось бы, несложном упражнении видно, как по-своему каждый справляется. Кто-то безудержно летит, соскользнёт, но не сбавит скорости. Кто-то чётко выдерживает попадание ножкой, тут не до спурта, но цель близится. Кто-то, продвигаясь по безобидно лежащему на полу канату, распахнёт руки и будет семенить, осторожно раскинув руки.  

     Почему так? А Потому что! Мы все разные, приходим в эту жизнь с разным набором данностей, из которого вырастает способ жизни, и как один из вариантов – это и «на свой необычный манер», когда обязательно надо по канату, который натянут «над», причём ещё и высотность у каждого своя. А откуда такая предрасположенность?   

     Этот вопрос повиснет в воздухе, если не выйти из границ одной жизни. Наверное, в этом месте религиозный человек закончит чтение. Любознательный может и продолжит.

    Итак, мы что-то знаем об эволюции жизни на Земле, как-то наслышаны о теории Дарвина – эволюции человека, как вида, но я, как единица, я развиваюсь в течение одной жизни? Мне отпущена одна жизнь?

     Если отвечаю «да», то опираюсь на проживаемое мною физически, что могу пощупать-подержать в руках; увидеть глазами; что в меня вложено образованием, воспитанием; с чем согласен. Из этого я воспринимаю мир.  Как родился не помню – есть родные, засвидетельствуют. С какого момента себя помню, то и считаю началом. И до того момента пока живу (каждый сам добавит, что это для него) я есть. И в этом диапазоне происходит управление своей жизнью от «конец один» до «успеть взять от жизни всё».  При этом мы развиваем свои способности, но что-то мы обойти не можем. Самые жёсткие условия, для примера, человек с особыми физическими невозможностями.

     Давайте назовём это четвертью пути.

     Но точно также может быть «нехватка» в других важных сферах: душевно чёрствый, с каменным сердцем, холодный разумник … Иногда о таких говорят «под кожей нет, так к коже не пришьёшь». То есть это другая сфера человеческой жизни. Её, что называется, на пальцы не возьмёшь, но и не проживёшь без неё.  Через неё мы взаимодействуем. Допустим, я хочу изменить свою жизнь – быть радостнее, счастливее – и ищу способы, как это сделать. Мне говорят: «Измени своё отношение к миру».  Это управление своей жизнью? Да. Я опираюсь на свою «физичность», но я уже больше включаю в свою жизнь. Я ищу способы простраивания своей жизни и если я делаю это сознательно, то прибавляю не только в опыте, но и мудрости.

        А это уже вторая четверть.

    Теперь опять вернёмся к неравным условиям. Будем считать, что мы как-то примирились с тем, что стартовые условия разные (разный культурный уровень семей, благосостояние, уровень здоровья, место проживания и так далее), но дальше почему кто-то действует, добивается, идёт к цели, а кто-то, мягко говоря, дремлет или ему вполне хватает в этой жизни попить-поесть.

      На что можно списать? У меня нет Воли или слабая Воля.   В том смысле, что может и знаю, что надо делать, но не делаю, такое долженствование. Интересный момент, что в таком контексте в Воле будто и не звучит хочу. Или такое хочу, что вроде можно и обойтись. Так тогда, действительно, хочу или нет?

     И здесь выясняется, что каждый переход от четверти к следующей требует усилий. Для кого-то они проходят естественно, а кто-то подходит к границе и на ней останавливается. Кто-то живёт вполне себе счастливо не во всех четвертях. Причём проживание какой-то четвертью может быть способом на всю жизнь, а может развиться дальше за жизнь.

      И, подойдя к Воле, как будто начинаешь проживать иной масштаб.  И «из прекрасного далёко» (которое с лёгкой руки срифмовано со словом «жестоко», за что автору отдельное спасибо …) к нам приблизилось слово Дух.

     Я не ставлю своей задачей давать точные определения. Бывает проект, я же набрасываю эскиз, модель. И моделирование тоже подход.

      Итак, кто-то силён Духом, а кто-то слаб. Что подсказывает ваш здравый смысл, какие примеры в связи с этим вскрывает память? Между прочим, того же корня пресловутое слово «духовность». И скорее интуитивно вы чувствуете разницу между сильным Духом и духовным. Здесь могут быть разные варианты. «Духовный» у нас ассоциируется или с религиозностью, или с искателями, занимающимися духовными практиками. Духовность – это как нечто отдельное от материального мира, надмирное. Она может быть – может не быть, а реальность никто не отменял. «Быть духовным» в какой-то степени даже стало модным, как некая тонкость, рафинированность. Отношение к ней не однозначное, потому что есть некий этап, который не всеми воспринимается. А сильный духом человек всегда звучит без оттенка осуждения, скорее наоборот.

   Минула третью четверть.

   И теперь попробуем связать вместе следующее: я живу один раз?  Дух; сильный Духом – это только со знаком +

    А вообще дух – он реальность или что? Пушкин, который «наше всё», прописал ещё 200 лет назад: «Царь хватил его жезлом по лбу: тот упал ничком, да и дух вон». Так что без Духа нам никак. Но разглядеть-то его можно? Можно, только опосредовано, через душу. Тут уже немножко полегче, у нас опыта поболе будет. Но соотношение Духа и Души не через знак равенства.

     Вопросы, вопросы …

     Они звучат изнутри, уходят вовне … и в какой-то момент начинают приходить ответы. На этот счёт существует мнение «задавайте правильные вопросы». Правда, усомнившийся в ответах, может спросить: «А ответы тоже правильные?». Вернее, будет сказать: «Ответы бывают истинными, если ты готов её принять».

     Мы не живём только один раз. Принятие этой истины снимает многие и многие вопросы. «Дух вон из тела», чтобы следующим заходом в новое тело продолжить своё развитие. Эволюция духа, который прирастает опытом, умениями. И наши разные стартовые условия – это разные накопления нашего Духа, которые он «пишет в себя» каждой нашей жизнью-опытом. Так уж мы устроены, так мы развивались двумя половинками мозга, что знаем логику-образность, хорошо-плохо, красиво-некрасиво… Мы стараемся жить из плюса, но почему-то рядом оказываются сплошные «не те». Или, наоборот, мы не сотрясаемся трагедиями, заслужив прежним опытом, миролюбивую жизнь. Мы говорим «история рассудит», то есть даст оценку. Дух действует иначе, он «запишет». Запишет великие умения полководца, как способность в последующих жизнях реализовывать стратегические планы, мыслить масштабно.  Но и всех невинно убиенных не забудет. Это придётся отработать.

       Наверное, идею о множественности жизней непросто принять, потому что в этом случае будто земля уходят из-под ног. Если живу один раз, плохо ли-хорошо, но управляю своей жизнью. А если не один раз, то получается, что ты марионетка в «лапах» некоего духа, который из своих интересов и восхождений пользует тебя?!

     Думать можно как угодно и что угодно; можно пуститься во все тяжкие, забыв про Дух … только Дух про вас не забудет. У каждого свой этап развития. Возможно, в этой жизни вам только необходимо было прочитать об этом. И тогда с последней строчкой этого рассказа всё благополучно закончится.

     Продолжу.

    Конечно, в реальной жизни в чистом виде четвертей пути не увидишь, потому что эти сферы пронизывают жизнь. Это искусственное выделение частей из системы, чтобы яснее увидеть цельность. Такой подход – последовательный – был задан песней, потому что канат расположен горизонтально.  А как достигнуть цельности, когда всё пребывает одновременно? Моделируем дальше – располагаем это канат вертикально. И чтобы совсем сжиться с ним мысленно встраиваем его, ну, как вам больше нравится: в тело, в позвоночник.  И вполне себе реально мы стоим ногами на родной планете Земля. Никто и никуда нас насильно не отрывает. Из этой, если хотите, позиции взрастает следующая четверть, которая в силу пространственного расположения на нашем мысленном, назовём теперь, луче-нити находится выше. Но эта четверть не хуже и не лучше, она также необходима, как предыдущая. Каждая следующая четверть обогащает нашу жизнь, наполняет её, она пронизывает, истекает в нижестоящую. И путь в каждый момент складывается цельностью четвертей по лучу и тогда физический путь раскрывается под ногами в нашей жизни, даже если вы идёте по натянутому канату вы пройдёте и четвёртую четверть! И жизнь на этом не закончится, вы же в цельности и балансе.

     Может быть трагическая судьба песенного канатоходца в том, что баланс, который он искал не связывался в то время ещё с вертикалью, вернее, не просматривался. Время не пришло.

 

P.S. Да, я кажется не упомянула о четвёртой четверти?  Она есть. А вы готовы её принять? (adda-one@yandex.ru Ольга)

 

P.P.S. Как вы думаете, куда луч уходит?

 

P.P.P.S. «На экраны кинотеатров России с 15 октября 2015 года вышел фильм «Прогулка» - гимн красоте безрассудства. Игровая картина о головокружительном, во всех смыслах, трюке Филиппа Пети словно создана для огромных экранов. Пети прошёл по канату между двумя башнями Всемирного торгового центра. Это было сорок лет назад. И Роберт Земекис зрителю, который уже давно перестал бояться космических глубин, показывает, как страшно может быть на крыше самого обычного небоскрёба - и каким нужно быть человеком, чтобы этот страх преодолеть»

 

Год создания песни «Канатоходец» - 1974, проход Пети – 07.08.1974.

 

Ольга Жуковская

 

 

Ценности и выбор

 

Невозможно прожить жизнь не совершая поступков. Поступок – всегда выбор: между желанием и долгом; своими и чужими интересами; требованиями общества и личными убеждениями и т.д. Выбор – это предпочтение одних ценностей другим. Что же помогает делать выбор? Помогают здесь внутренние ценностные ориентации человека. Они начинают формироваться в детстве под воздействием семьи, ближнего окружения ребенка и тех контекстов нашей общей жизни в государстве и мире, которые мы называем историческими условиями, общественно-экономическим строем. 

Ценность - это то, что человек считает важным, выражает готовность тратить на это свои ресурсы. Мы постоянно делаем выборы.

Человек «оплачивает» выбранную ценность временем, деньгами, усилиями, готовностью идти на риск, терпеть дискомфорт и боль. Должен возникать некий «баланс» между важностью ценности и ценой, которую человек готов заплатить за нее, иначе выбор будет не возможен.  Как и любой выбор, выбор ценности оплачен отказом от какой-то альтернативы.

Для того, чтобы человек действовал во имя той или иной ценности, необходимо, чтобы появилась мотивация, сложился смысл. Мы очень «рациональные» создания, и ничего не делаем «просто так».

Все ли люди исповедуют одинаковые ценности?

Есть мнение, что нас, несмотря на нашу индивидуальность, объединяют вещи, значимые практически для всех. Вот примеры некоторых ценностей, которые часто называют: Активная, деятельная жизнь; Здоровье; Интересная работа; Красота природы и искусства; Любовь к близким и любимым; Любовь к Родине; Материально обеспеченная жизнь; Наличие хороших и верных друзей; Уверенность в себе (свобода от внутренних противоречий, сомнений); Познание (образование, общая культура, интеллектуальное развитие);  Свобода как независимость в поступках и действиях; Досуг; Счастливая семейная жизнь; Творчество; Наличие детей; Вера в Бога, Создателя, Высшую силу, Отца… и т.д.

     В чём больше всего проявляется влияние ценностей на жизнь человека?  В иерархии ценностей, т. е. в порядке их распределения по важности.  Таким образом, именно приоритет той или иной ценности по отношению к другим сильнее всего влияет на нашу жизнь и на жизнь окружающих. Ценности лежат в основе нашего мировоззрения, они нам помогают складывать смыслы.  Но мы можем быть «отчуждены» от своих ценностей. Как это происходит?

      Мы все что-то берем у жизни и что-то отдаем. Мы постоянно находимся во взаимообмене с миром, в двух процессах или потоках «брать» и «давать». Если больше «берем», чем «отдаем» – то зацикливаемся на потребительстве, выживании…тогда наши ценности выше базовых потребностей не поднимаются. Или можно отдавать «всего себя» - семье, работе, идее … И в том и другом случае неудовлетворенность, ощущение, что «что-то не так», рано или поздно обязательно возникнет. Очень важно, чтобы был баланс этих двух потоков. Тогда ценности материального мира – достаток, карьера, условия жизни и так далее находятся в гармонии с ценностями высшими. Мы не просто «потребляем» услуги, достижения цивилизации, красоту природы и др., но и создаем, сберегаем (например, экологию), что-то предлагаем миру, готовы служить и помогать другим людям.

Что поставим на первые места – то и будет определять нашу жизнь!

Ценности всегда рождаются в обществе, и они нам предлагаются, демонстрируются, навязываются, причем не только в детстве, но и в течение всей жизни. А принимаются они или отвергаются - зависит от того, вызывают они или нет эмоциональный отклик, «цепляют» ли они нас. О том, как глобально можно поменять ценности на уровне целого общества, манипулируя сознанием, можно понять познакомившись с «моделью изменения представления проблемы в общественном мнении», которая носит имя Джозефа П.Овертона – «Окна Овертона».

 

                                                                                               Инна Ильина

 

http://zuhel.livejournal.com/465630.html 

 

Технология уничтожения. Окно Овертона

 

Джозеф П. Овертон (1960—2003), старший вице-президент центра общественной политики Mackinac Center. Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную Окном Овертона.


   Сегодняшние попытки выдать отклонение за норму, а порок за предпочтение, имеют своей целью расчеловечивание. Ни больше и ни меньше. Всего человечества. И для этого используются специальные технологии манипулирования. Об этом и пойдет рассказ.
     «Всё прогрессивное человечество, как нам говорят, абсолютно естественным образом приняло геев, их субкультуру, их право заключать браки, усыновлять детей и пропагандировать свою сексуальную ориентацию в школах и детских садах. Нам говорят, что всё это — естественный ход вещей. Нам лгут.

   Ложь о естественном ходе вещей опроверг американский социолог Джозеф Овертон, описавший технологию изменение отношения общества к некогда принципиальным для этого общества вопросам. Прочитайте это описание и станет понятно, как легализуют гомосексуализм и однополые браки. Станет совершенно очевидно, что работа по легализации педофилии и инцеста будет завершена в Европе уже в ближайшие годы. Как и детская эвтаназия, кстати. Что ещё можно вытащить оттуда в наш мир, используя технологию, описанную Овертоном? Она работает безотказно.  

    Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены.          Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах. Это не промывание мозгов как таковое, а технологии более тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия.

   Ниже я на примере разберу, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.             

    Возьмём для примера что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга. Достаточно жёсткий пример?
      Но всем очевидно, что прямо сейчас (2014г.) нет возможности развернуть пропаганду каннибализма — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в нулевой стадии окна возможностей. Эта стадия, согласно теории Овертона, называется «Немыслимое». Смоделируем теперь, как это немыслимое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.

 

Технология

 

     Ещё раз повторю, Овертон описал Технологию, которая позволяет легализовать абсолютно любую идею. Обратите внимание! Он не концепцию предложил, не мысли свои сформулировал некоторым образом — он описал работающую технологию. То есть такую последовательность действий, исполнение которой неизменно приводит к желаемому результату. В качестве оружия для уничтожения человеческих сообществ такая технология может быть эффективнее термоядерного заряда.

 

             1.      КАК ЭТО СМЕЛО!

     Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.      

     У нас ведь есть свобода слова. Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?
    Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме.
    Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.         

     Окно Овертона уже двинулось. То есть уже обозначен пересмотр позиций. Тем самым обеспечен переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.       

     Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». И пусть оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.
   Во-первых, это ещё один факт высказывания. А во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Но о пугалах чуть ниже. Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.       

   Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».


     2. ПОЧЕМУ БЫ И НЕТ?          

     Следующим шагом Окно движется дальше и переводит тему каннибализма из радикальной области в область возможного.       

     На этой стадии продолжаем цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания? Про каннибализм. Любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер.         

     Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».          

     Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.
      Нет больше каннибализма. Теперь это называется, например, антропофагия. Но и этот термин совсем скоро заменят ещё раз, признав и это определение оскорбительным.
      Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.          

     Параллельно с игрой в имена происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Он будет найден или придуман как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.      

     «Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»         

     «А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»       «Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»

      Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.

     3. ТАК И НАДО  

     После того как предоставлен легитимирующий прецедент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального.
      Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.
     «Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека».

     «Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства».

     «Есть люди, желающие чтобы их съели».

     «Антропофилов спровоцировали!»

     «Запретный плод всегда сладок».

     «Свободный человек имеет право решать, что ему есть».

     «Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб».

     «А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».
   В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства.

   Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются упаковать вместе с пугалами и записать в радикальные ненавистники. Роль этих пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.
      При таком раскладе сами так называемые антропофилы остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».   

   «Учёные» и журналисты на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.


     4. В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ      

  Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами.          Антропофилия массово проникает в новости и ток-шоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.       

     Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»

     «Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. Антропофил».

    «А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали».

     «А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?            

    На этом этапе разрабатываемую тему выводят в ТОП, и она начинает автономно самовоспроизводиться в масс-медиа, шоу-бизнесе и политике.         

     Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, общественников и т.д.), отсекая от дискуссии специалистов.          

   Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».          

     Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников через создание им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.

     «Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»

     «Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»

     «У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали».

     «Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила».

     «Их так воспитали» и т.д.        

     Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу.        

     «Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»


     5. МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ

     К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики.
     Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».  

     Это фирменное блюдо либерализма — толерантность как запрет на табу, запрет на исправление и предупреждение губительных для общества отклонений.
     Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.   

     Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов, а значит следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии (теперь они требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.


     6. КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ   

     Описанное Овертоном Окно возможностей легче всего движется в толерантном обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.
      Вы хотите поговорить о том, что ваша мать — шлюха? Хотите напечатать об этом доклад в журнале? Спеть песню. Доказать в конце концов, что быть шлюхой — это нормально и даже необходимо? Это и есть описанная выше технология. Она опирается на вседозволенность.
     Нет табу.

     Нет ничего святого.

     Нет сакральных понятий, само обсуждение которых запрещено, а их грязное обмусоливание пресекается немедленно. Всего этого нет. А что есть?

     Есть так называемая свобода слова, превращённая в свободу расчеловечивание. На наших глазах, одну за другой, снимают рамки, ограждавшие обществу бездны самоуничтожения. Теперь дорога туда открыта.        

     Ты думаешь, что в одиночку не сможешь ничего изменить?    

     Ты совершенно прав, в одиночку человек не может ...    

     Но лично ты обязан оставаться человеком. А человек способен найти решение любой проблемы. И что не сумеет один — сделают люди, объединённые общей идеей. Оглянись по сторонам.

 

 

ТЕМА " О КАКОЙ РОССИИ МЫ МЕЧТАЕМ"

 

О какой России я мечтаю?

 

От 120 миллионов мечт - к одной реальности Великой Державы

     Я мечтаю о России, с которой мы будем близки. Без которой не могу обойтись и которой я любима. Россия, которая знает каждого и заботится о каждом.

      Воображение – удивительная штука. Представьте, я снимаю со стены огромную карту России и, накинув, как покрывало, стою в тишине.

     Я вслушиваюсь, всматриваюсь, проникаюсь чаяниями, надеждами человеков, живущих в этой части Планеты Земля.

     Мы называем себя Россиянами.

Интересно, а о чём мечтает Россия? Мне кажется, она уже давно ждёт, когда мы по-настоящему обратим внимание на неё. Посмотрим на свою страну не только, как на закрома и недра …

Не так давно прошла передача «Познер», встреча с доктором философских наук, социологом Львом Гудковым – директором Аналитического Центра Юрия Левады, «Левада-центр». Беспристрастная статистика и аналитика не мечтает, а констатирует и, на взгляд серьёзных мужчин в студии, дела идут неважно.  И вдруг для меня звучит фраза, которая, как луч, высвечивает направление. Забавно, что в контексте сказанного на тот момент эта фраза должна была иллюстрировать негативные тенденции.

     «Это говорит о запросе (у опрашиваемых) возвращения статуса Великой Державы» …

Статус Великой Державы – это та точка отсчёта, в которой воедино связывается, не только запрос россиян или моя мечта, в этой точке – предназначение России, первой отправившей Человека в Космос, первой встретившей учение Синтеза и открывающей новые перспективы жизни в Метагалактике.

     «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью. Преодолеть пространство и простор …» - кто не помнит этих слов? Марши 30-х годов выразили энтузиазм мечтателей, заложивших основы авиастроения, ракетостроения. Когда я была в Музее космонавтики и ракетной техники имени В.П.Глушко, то в первый раз задумалась о силе мечты. В то время уже не лапотная Россия, но выходящая из ликбеза … и мечтающая о полётах в Космос! Как не вспомнить «умали, не прикасаясь»: чем выше мечта, тем круче взлёт и с «отходом ступеней» сгорает всё отжившее.    

Знаете, я тоже решила круто заложить вираж. Цель обозначена, с чего начинать?

     А всё очень просто, я же под покрывалом-картой стою, вот с карты России и начнём. А поскольку заповедано было «будьте, как дети», сначала женщины и дети! А это у нас контингент школы …

     Итак, мне снова мало лет, и я иду в школу! На этот раз школа не обычная, она с углублённым обучением своей страны. В бантах, цветах я захожу в свой первый класс. Мне немножко боязно, но интересно. В классе много технических приспособлений. И есть большая доска с ножками на колёсиках – на ней огромная карта России. Учительница объясняет, что у карты сегодня тоже праздник …  и карта раскрывает нам свои объятия! Смешно.

     А дальше начинаются учебные будни. Мы учимся тем же предметам, что и в других школах, но учительница всегда найдёт повод обратить нас к карте. Это бывает иногда в начале занятий; иногда мы можем позвонить в школу за несколько сот километров и посмотреть, чем там занимаются дети, одновременно отследив путь по карте. Мы проходим буквы и находим названия городов по первой букве; мы учимся считать, промеряя ладошками длину страны на карте; а иногда мы кладём карту на пол и, «наматываем километраж» … стопами.  В общем, мы играем.

     Когда мы становимся старше и начинаем ходить по разным кабинетам-предметам, становится ещё интереснее. Всегда найдётся повод увидеть на карте то, о чём говорится. Если речь заходит о других странах, то есть возможность с помощь технических средств перенестись в другую часть мира, отстроив путь от нашей страны.

     С какого-то момента мы начинаем знакомиться с разными профессиями на уроках. Мы узнаём о производствах в разных местах, о том, что и где сажают, как убирают. Мы можем быстро перенестись и связаться с любым городом, школой, библиотекой. Мы знаем, что предварительно учителя созваниваются и договариваются в других городах. Мы можем урок химии проводить в лаборатории где-нибудь во Владивостоке … О жизни животных нам будут рассказывать из дальнего заповедника.

     Мы узнаём о новых профессиях, о невероятно красивых местах и постепенно обживаем свою Россию, она у каждого, действительно, своя. Появляются любимые места. За годы учёбы мы видим, как меняется страна. Прекрасные дороги связывают дальние уголки. Расстояния преодолеваются всё быстрее. Комфортные условия жизни – естество. Лёгкость на подъём – то качество, которое объединяет нас. А если захочется Огоньку, мы отправляемся в заснеженные районы Сибири и там вдыхаем искристость Огня …

     К концу школы выбор профессии естественен. Свободно и радостно учась, мы освоили свою страну. Через этот опыт мы научились быть внимательными к любой земле, любой стране, уважать любую нацию.

     Конечно, мы знаем все стартовые площадки наших космических кораблей. В младших классах мы смотрели подробные трансляции о запуске, а постарше мы ездили на экскурсии. Не все из нас отправятся к дальним планетам, для кого-то развитие новых технологий на Земле – лучшее приложение способностей.

     И вот наступает наш последний день в школе. Мы тихонько подходим к двери нашего первого класса, заглядываем. Идёт урок. Новые первооткрыватели своей страны вглядываются в карту России. А наша карта – та самая, первая – будет всегда в школьном музее. И Хранитель карт будет отслеживать наши пути и перемещения, наши старты и подвиги.

     Вас смущает слово «подвиг»? Так мы же договорились – идём в Великую Державу, а там точно всегда есть место подвигу! Подвиг – это когда не кто-то тебя вы-двинул (хотел-не хотел, а оказался), за-двинул (не смог себя отстоять), пере-двинул (тебя «ушли» с твоего иерархического места), а ты сам, свободоволием изменил, помог, выручил, в общем, сделал то, что не сделал бы никто кроме тебя.

     В заключение хочу сказать, что проект «Карта России» будет живым, если он не будет спущен сверху в директивном порядке в дополнение к имеющемуся, прости Отец, бедламу в школе. Если хочешь убить идею, то введи её директивно от Министерства Образования …

     Откуда приходят такие мечты? Не иначе, как … нам их дарят!

И в этом смысле мне очень нравится песня-мечта, написанная Д,Тухмановым на слова  М.Дудина «День без выстрела». Не удивительно, что там четверица этапов: день, год, век, жизнь.

 

Обращаюсь ко всем живущим,                   
Век без выстрела на Земле Разных стран и наречий разных:
Ради жизни веков грядущих
Объявить повсеместный праздник


День без выстрела на Земле,    День без выстрела на Земле.

Если праздник удачным будет
Можно силы свои утроить,
Сговориться надежно людям,
И на радость людей устроить

Год без выстрела на Земле,      Год без выстрела на Земле

 

Год без выстрела дней спокойных,
Год без пыток ночей осторожных,
Вот тогда позабыв о войнах,
Начинать уже будет можно


Век без выстрела на Земле,   Век без выстрела на Земле

И земля зацветет отменно,
Из кровавого выйдет круга.
Мы разучимся постепенно
На Земле убивать друг друга

Жизнь без выстрела на Земле,     Жизнь без выстрела на Земле

 

Люди, люди,
Дело только за вами!

 

Ольга Жуковская